УАЗик на маленьких колесиках

Зря ты сюда поехал, особенно после дождя.

Долгое время мне был непонятен один поразительный феномен. Куда бы я ни заезжал, в какие внедорожные дебри ни забирался, там обязательно можно встретить следы уазика на маленьких колесиках. И дело даже не в том, что они «маленькие», хотя и это удивительно, дело в том, что они «лысенькие». Владельцы местных «джипов» настолько бережливы, что дата производства их шин обычно совпадает с датой выпуска автомобиля. И все бы ничего, но согласитесь, что очень подозрительно и странно видеть эти следы там, куда ты только что эпично прорубился на «гудричах», «симексах»,  «айроках» и так далее (нужное подчеркнуть). То ли есть другая дорога — проще, то ли ты чего-то в этой жизни не понимаешь. Но мне удалось немного прикоснуться к этой тайне.

Дорога на Актру не самая простая, но, тем не менее, и известные экспедиционеры, и простые алтайцы ездят туда на легковых машинах. Правда, основной поток туристов все же в августе гоняет, а сейчас июнь, но это ничего – разберемся.

Сразу за «перевалкой» разрушенный мост — объезд через брод по довольно крупным камням. Это в принципе не самое приятное занятие, но посильное. Единственное, что меня смутило, что с Актру пешком шли туристы, а обычно они пешком не ходят, их туда и обратно забрасывают на буханке. Они, кстати, очень обрадовались моему «исполнению» брода и даже засняли меня на какую-то большую и профессиональную камеру. Может быть засветится мой автомобильчик потом в каком-нибудь кино 🙂

Дальше дорога резко пошла вверх и стала ну ОЧЕНЬ плохой. Разбитые глиняные колеи, в которых щедро было навалено множество больших и очень больших валунов. Некоторые места вообще не получалось проехать «по-простому», приходилось карабкаться обоими колесами, выбирая два самых крупных камня, а потом «спрыгивать» с них, скребя днищем по соседним валунам. Я много выходил, смотрел, думал. Каждый пройденный метр давался тяжело, как ребус или загадка. Скорость нашего перемещения была сильно меньше пешеходной и в душе начали зарождаться дурные мысли.

Пройдя примерно половину дороги, я понял, что ничего не получится. К этому моменту я уже хорошо приложил передний силовик, пару раз залег на порог, выгнул всю защиту днища в дугу и сильно смял защиту болта торсиона. Но самое плохое, что камни становились настолько крупными, что мне уже тупо не хватало тяги, чтобы на них лезть. Начало попахивать сцеплением… Это было самое плохое, так как машину нам нужно беречь, ведь впереди еще долгий путь. Принимаем решение оставить ее здесь и дальше идти пешком.

Если бы вы знали, как тяжело мне далось такое решение. Еще в Москве я задумал, что мне НУЖНО пройти эту дорогу. Не знаю, чего больше я хотел — увидеть ледник Актру или доехать до него. Но вот абсолютно очевидно, что я туда доехать никак не могу. Я был подавлен.

Берем фотоаппарат, камеру и идем под проливным дождем. На встречу проехали два грузовика: УРАЛ и трехмостовый КАМАЗ-вахтовка ФСИН. Маленьких машин мы не встретили, и даже следов их не было видно. Я шел и мысленно себя уговаривал. Убеждал, что весна в этом году поздняя, что год на год не приходится, что возможно в другой раз. Но ощущение все равно было мерзкое.

Нужно ли говорить, но с погодой нам тоже не повезло. Дождь то усиливался, то ослабевал, но никак не заканчивался, а облачность полностью затянула не только ледник, но и все окрестные вершины. Ни смотреть, ни фотографировать было нечего. Тем не менее, мы все же дотопали до альплагеря, чтобы…короче просто дошли и все.

Дождь усилился, а видимость еще ухудшилась. Немного отдохнув, мы стали собираться обратно и тут я увидел его – уазик на маленьких и лысых колесиках. Он бодро скакал по камням в сторону альплагеря. Мой мир рухнул в одночасье. Либо я говно, либо моя машина, но скорее всего и то, и другое одновременно…

УАЗик высадил пассажиров и поехал обратно. Когда он поравнялся со мной, я замахал руками, и он остановился. За рулем был интеллигентного вида алтаец средних лет.

– Отец, довези до машины в лесу?
– Это твоя?! А что дальше то не поехал? – засмеялся он – Садись, довезу.

Дальше у нас состоялся разговор примерно следующего содержания:

— а что дальше-то не поехал?
— не едет дальше, вот и не поехал.
— а пониженная у тебя есть?!
— есть, не хватает, не едет машина.
— ну да, в мае сильно подразбили дорогу грузовиками. Даже я не хотел ехать. Но раз ты поехал, значит, дорогу знаешь?
— она же тут одна, чего ее знать!?
— ты что, по дороге ехал?! – у алтайца округлились глаза. Это ты еще далеко проехал – задорно смеется…
— в смысле?! А какие варианты-то?
— по дороге ехать нельзя – разбита сильно. Способа проехать два, один «туда», другой «обратно». «Обратно» сейчас посмотришь…

Дальше был один из самых увлекательных аттракционов в моей жизни. Я своими глазами увидел, как ездит местный житель на 469ом с маленькими колесиками. Очень интересно и полезно, скажу я вам. Многие вопросы для меня были закрыты, причем навсегда.

У УАЗика действительно маленькие и лысые колесики. Чуда никакого нет – если он въедет в грязь, то застрянет. Поэтому чудо заключается в другом – алтаец не ездит по грязи. Он ее объезжает, но вопрос в том КАК. Его маршрут через лес был похож на то, как раненный зверь запутывает следы. Так, наверное, можно собирать грибы, но я не знал, что так можно ездить.

От первой же лужи он ушел круто в лес и дальше мы поехали по кустам и деревьям. Маленькие колесики отчаянно цеплялись за траву, корни, ветки и все что там было и не было. Мы ехали с таким уклоном, что я лежал плечом на боковом стекле и думал о том, что будет, если дверь вдруг откроется. То, что уазик перевернуться не может в принципе, я уже понял – при заказе кто-то сэкономил на этой опции. За недолгую поездку мы раз шесть пытались это сделать, но вопреки законам физики, логики и здравого смысла переворота ни разу не произошло. Особенно было эффектно, когда на излете одного такого пируэта, алтаец резко остановил свой УАЗ, вывернул колеса «не туда», дал полный назад и в момент, когда машина качнулась на двух колесах, он быстро и ловко довернул руль на место и на полном газу слетел с горы. Все это было ради того, чтобы объехать грязевую лужу, размером с чайное блюдце.

Я обернулся на Лену, она сидела сзади с перекошенным от ужаса бледным лицом, вцепившись руками и ногами во все, что было сзади. Смотреть на нее было даже страшнее, чем на дорогу, и я отвернулся. Единственный позитивный факт, который я смог для себя найти – падать было не высоко. Если что, то пару оборотов не больше – утешал я себя мысленно.

Грязь мы объезжали любую, причем любой ценой. Один раз мы целенаправленно «прилегли» на здоровенный валун левым бортом и, скрежеща металлом, скатились по нему вниз, только ради того, чтобы не съехать в колею. Мы срубали камни мостами, и алтаец только недовольно морщился, но все равно не лез в лужу.

Когда мы вышли из машины, мое чувство собственного достоинства вернулось на прежнее место. Чтобы так ездить, нужно иметь УАЗ и родится здесь. Ни того, ни другого со мной не случилось и уже, наверное, не случится. Отблагодарив мужчину за «доставку» и «внедорожную науку» двумя банками тушенки, мы тепло распрощались с ним и, глядя на полностью стертые о камни пороги 469го, проводили его взглядом до тех пор, пока он не скрылся из вида.

Я был доволен и счастлив, мне удалось одним глазом заглянуть за завесу тайны «УАЗика на маленьких колесиках». Хотя уверен, что в его рукаве  есть еще немало сюрпризов, и разнообразных приемов…

  • Привет! Классно.

  • popihansa

    Некоторые водители Уазов удивляют конечно. Интересная история:)