Как я был импортным инвалидом

Не все же нам по дикостям и разным пердям кататься — подумал я в один прекрасный день. И с этой мыслью решили мы съездить в Европу. Дело было в марте, поэтому решили убить двух зайцев одной лопатой – и на сноубордах покататься, а заодно прикоснуться к европейской цивилизации.

Сказано, сделано – и вот мы уже сидим в видавшем виде самолете, зафрахтованном под наш перелет треш авиакомпанией.
Надо сказать, что к поездке мы подошли со всей ответственностью. Купили спортивные страховки (без них визы, если чО не дают), забронировали тур и даже немного потренировались на говно-горках в Подмосковье перед выездом. Все указывало на то, что впереди нас ждут невероятные приключения. Ожидания нас не обманули!

Андорра встретила нас великолепной погодой, шикарными подъемниками и прекрасными склонами с бесконечной длительностью спуска. После родных Сорочан, где на полторы минуты «каталова» полагаются полчаса стояния в очереди на подъемник, здесь было просто шикарно.  И мы наслаждались активным отдыхом.
Надо понимать, что каждый индивидуум мнит себя профессионалом во всем, пока дело не дойдет до дела. Так и мы ощущали себя без пяти минут участниками роликов Red Bull "The Art of Flight" , ну особенно я.

Однако местному представителю тур компании удалось убедить нас приобрести не дорогую, но очень полезную вещь – местную страховку. При условии, что одна у нас уже была, то мы бы в жизни не повелись на этот развод, но в нее входило ОСАГО. А по словам гида, в Европе с этими вещами строго. Не важно кто, что и как – тот кто сзади, тот отец оплачивает медицинские услуги того, в кого он въехал. А здесь это, мягко говоря, недешево. Пораскинув мозгами мы решили, что за спокойствие того стоит, короче, купили и забили.

Накатавшись вдоволь за два дня по великолепно отратраченным горкам андорАнского курорта, душа вдруг затребовала экстрима, и вот я, срезая большую петлю трассы, уже лечу по фрирайду. Красота среди бегущих, первых нет и отстающих! (с)  Но тут, что-то вдруг пошло не так…

Первой же мыслью после блядЪ как больно что же я наделал! — была мысль о том, что страховка вне трассы не действует. Вгонять семью в убытки в мои планы не входило и я, собрав волю в кулак, на руках пополз, как легендарный летчик Маресьев, в сторону склона. Там меня ждало возвращение в правовое поле и долгожданная врачебная помощь. И то, и другое мне было жизненно необходимо…

Рядом с подъемником располагалась крошечная избушка с логотипом красного креста. Опираясь одной рукой на жену, а другой на сноуборд, я с трагическим выражением лица вошел внутрь. Родной язык у АндорАнцев испанский и общаться с ними на моем скудном английским одно удовольствие – на мое «хелп, ай нид сомбади! Хелп, нот джаст энибади…» они отреагировали в лучших традициях сериала «Скорая помощь», чем меня шокировали даже больше, чем внезапно отстегнувшаяся конечность. В «сарайчике» оказался в наличии не только рентген, но и аппарат МРТ. Быстро выяснив, что у меня не «ушиб всей бабушки» и даже не перелом, а банальный разрыв крестовидных связок, меня упаковали в красивый фиксирующий бандаж и снабдив рецептом на малоразборчивом медицинском языке и неизменным «ой-йо-йой» выпроводили навстречу любезно вызванному такси.

Нужно понимать, что «руссо туристо» в большинстве своем «облико морале», кто бы что ни говорил, так вот, прежде чем погрузиться в такси и предаться полноценным страданиям, я внимательно осмотрел свое новое приобретение. Алюминиевый каркас, удобный велюровый фасад со стяжками на липучках выглядел недешево. Полноценно оценить гаджет мне не хватило опыта. Но при условии, что у нас в аптеке даже эластичный бинт стоит 300 рублей, я сделал для себя соответствующие выводы. С этой мыслью я вернулся в «травмпункт», чтобы на ломаном английском вопросить : «месье, я через 5 дней отчаливаю на Родину, а каким образом я смогу вернуть вам эту прекрасную вещь???».

Лицо иностранного эскулапа сначала недоуменно вытянулось, всего на несколько секунд, а потом он разразился диким хохотом. Всей сути сказанного им я не понял, но смысл, очевидно, свелся к тому, что все all inclusive  и включено в страховку. Это немного успокоило меня, и я с чистой совестью покинул заведение. Уходя я боковым зрением видел, как медработник изображает для медсестер минисценку, как я, вернув им их ортез, подволакивая «оторванную» ногу, уползаю в сторону Российской Федерации. Ну, им-то может и смешно, конечно, но по мне лучше все узнать, чем потом переживать, что они вдруг сказали бы, что я у них имущество похитил.  С этого момента у меня началась новая жизнь. Вместо активного отдыха я на горнолыжном курорте мне предстояло переквалифицироваться в алко познавательный туризм.

Вообще, становиться инвалидом (не дай Бог, конечно) лучше за границей, там для этого, как говориться, все условия созданы. Тут тебе и специальные туалеты, с поручнями, по площади сравнимые с кухней в малогабаритной квартире, и специальные места в автобусах, и лифты отдельные, куда только твоей душе угодно. И народец всюду такой заботливый и сопереживающий. Короче, все не как у людей, аж противно. Но привыкаешь к этому, как ни странно, быстро. И я естественно привык. Привык настолько, что даже научился качать права! Так, например, вылетая из Барселоны домой, я в категоричной форме отказался проходить осмотр прямой кишки личный досмотр после истошного писка рамки безопасности со словами «Инвалиден! Айрон лег!!!» и ведь, что самое интересное — прокатило же….
Родина встретила обнаглевшего «инвалида» со всей душой. В Домодедово сразу после выхода из самолета была огромная винтовая лестница,  на 100500 ступеней, без какого либо намека на лифт для инвалидов, а туалет тоже был исключительно для нормальных советских людей, которые как известно делятся только на М или Ж, а все остальное уже не столь важно. Голод — не тетка, а большая нужда — не сестра! Поэтому решив, что жить захочешь и не так раскорячишься, а также выяснив, что в своем нынешнем форм-факторе я никаким образом не помещаюсь в отведенное мне индивидуальное туалетное пространство,  я, смирившись с судьбой, от безысходности уселся в режиме open air.

И вот, сидя на унитазе с открытой дверью, и вытянув ногу до противоположной стены с писсуарами, я с грустным лицом встречал своих соотечественников, желающих справить нужду и не понимающих, чего это я тут вдруг устроил такой перформанс! Я постепенно привыкал к Родине. Благо, что адаптация прошла быстро и практически безболезненно. Сказалась на генном уровне веками впитанная русским человеком способность к выживанию в экстремальных условиях.

Рассказывать о том, как и чем меня выходили на Родине я уже не стану, чтобы не утомлять и не шокировать уважаемого слушателя, но опыт был получен огромный. Но нога вроде бы зажила, а я с тех пор в Европе ни разу не бывал, слишком уж велики показались мне культурные и исторические различия между нами, так зачем этот  никому не нужный стресс…
P.S> Отдельное спасибо Елене Викторовне, что не бросила меня на чужбине, выходила, вылечила и всячески терпела мои капризы в период измененного сознания
  • совсем недавно стал вашим читателем и подписчиком, очень хорошо пишите. сцена с ногой и туалетом особо меня порадовала.